Skip to content

Почему я никогда не убью Лимонова

НБП… Нацболы… Национал-Большевистская Партия… А на фоне красного знамени с серпом-и-молотом в белом круге — Эдька. Эдька — лидер. Эдька — Вождь.

Такое впечатление создаётся (ей-богу!), что Березовский спонсирует не только КПРФ. Кто ж ещё смог так щедро оплатить эфирное время центральных телеканалов, затраченное на обсуждение «проблемы» возникновения, деятельности да и вообще существования НБП? Ведь Жириновский-то за каждое своё появление на экране до сих пор регулярно платит. Но денег уже не хватает — расценки повысились. Лимонову же вообще сделали одолжение — посадили в тюрьму. Теперь он ещё и «народный страдалец». Посидит пару годиков и выйдет. А вот тех ребяток, которые за ним увязались и во имя мифической национальной идеи наделали всяких глупостей, ожидают сроки побольше. Но для них это — ерунда. Культ смерти в национал-большевистской партии развит донельзя. «Да, Смерть!», поэтому — жизнь за царя, тьфу… за вождя. Поэтому Эдичка так легко открестился от своих ребят с оружием: «Это не я, это — они». Вождь…

Когда Лимонов в семидесятых эмигрировал на Запад, московские диссиденты переспрашивали друг друга: «Лимонов? Уехал?!» и тут же заливались диким хохотом: «Ну понятно, люди-то уезжают… А этот пиздобол что там забыл?». Тем не менее откровенные признания советского интеллигента в сожительстве с двумя неграми сработали весьма продуктивно — Эдик стал «литературным талантом» с мировым именем. Конъюнктура-с…

С распадом СССР истории про негров перестали быть востребованными, и Лимонову просто необходимо было куда-то себя приложить. Съездил в Боснию. Видимо, это оказалось пострашнее, чем подставлять задницу неграм. Оказало влияние на психику. Вернулся на Родину. Увидел расстрелянный белый дом. Затусовался с Летовым, который сидел на ЛСД. Судя по всему, ради хохмы, да и чтобы устроить разрыв сердца Новодворской с её телегами про «красно-коричневых», они сшили на кухне знамя — красное. С белым кругом. И серпом-с-молотом. Помесь «коммунизма» а-ля Сталин и фашизма а-ля Гитлер. И вот они ходили, стебали московскую тусню, но на беду им попался Саша Дугин… Так они создали НБП. И никогда я не поверю, что их пикеты и «Лимонка» в 1994 не были хохмой. Но к ним потянулись люди. Эдик неожиданно понял, что теперь он ответственен за судьбу нескольких сотен человек, которым не скажешь, что всё это — хохма, революция закончилась, а сейчас — дискотека. И завертелось колесо. Может быть, именно в противоположность Летову, романтику гражданской войны, Лимонов призывал в 1996м голосовать не за Зюганова, а за Ельцина. Почувствовав возможность воплощения летовского идеала в случае победы Зюганова, Эдик понял, что пиздеть гораздо легче, чем отвечать за базар.

Из всей «старой гвардии» в НБП по-моему остался только Эдик. Летова, Дугина, Цветкова, Медведевой там больше нет. Нет тех «метафизиков революции», которым так нравилось генерировать идеи и запускать в ряды той молодёжи, что голодна до социального протеста, но куда себя приложить — не знает. Закинув эклектичный невод из тамплиеров, Муссолини, сталинизма, эсеров и группового секса, они не стали дожидаться улова. Лимонов, ослепленный собственным величием и общественной значимостью своего нонсенса, дождался. Но вслед за «метафизиками» пришли расчётливые прагматики, например Толик Тишин. С 1998го года он сделал себе неплохую карьеру — стал замом вождя. Теперь вождь в тюрьме. Вождь — икона. Но не больше. В деятельности НБП Лимонов ровным счётом ни на что не влияет. Партия стала тем Франкенштейном, который вырвался из-под власти гения творца. Она живёт сама по себе. Даже «Лимонку» Эдик в тюрьме не читает. Не разрешают. Для интересующихся — сравните «Лимонку» 1998го и 2003го годов. Без комментариев.

Лимонов смешон, комичен, но в то же время жалок. Когда он выйдет из тюрьмы в 2005м, у него будет несколько путей: либо смириться с происходящим и остаться иконой (внушающей трепет, но абсолютно безвредной), либо пойти наперекор и расколоть НБП (на две части как минимум), либо быть убитым партийной верхушкой где-нибудь на очередной «пасеке» (а ФСБ всё стерпит), либо самоубиться. Итого — четыре. Вряд ли больше.

Смерть Лимонова стала бы лучшим выходом для НБП. Лучшим, чем его заключение. Не зря национал-большевики так любят мертвецов. Мёртвый — значит герой. Молчаливый и строгий. Говорят за героя другие. Мёртвый вождь — идеал.

Именно поэтому я никогда не убью Лимонова. Просто его достаточно поставить к стенке — и он обоссытся. У меня брезгливая жалость по отношению к этому человеку.

Я ненавижу НБП. Ненавижу за то, что паршивая кучка сопливых интеллектуалов, постебавшись в своё удовольствие, задурила мозги абсолютным бредом не самой худшей части российской молодёжи. Ненавижу за то, что эта молодёжь будет взъябывать изо всех сил для того, чтобы у стада сменились вожаки и охрана. Ненавижу за русский фашизм. Ненавижу за смерть. Ненавижу за Сталина, Берию и ГУЛаг. Не-на-ви-жу…

Поэтому пусть не радуются противники индивидуального террора. Взорвать типографию с тиражом «Лимонки» или московский бункер НБП (первая попытка была в 1997) — занятие стоящее.

Убивать Лимонова — нет.

анархист Иванов

%d такие блоггеры, как: